zakaz@derevtsov.com

+7 (930) 161-00-46

ПН-ПТ с 10:00 до 18:00

Корнилий Александровский, преподобный

Благодатный отрок:
Преподобный Корнилий родился в начале XVII столетия, в тяжелое, скорбное и разори­тельное для Руси Смутное время, попущенное Богом для вразумления и покаяния ее народа. Родители его — Игнатий и Евдокия — были купцами и жили близ царствующего града Мо­сквы, в Троицкой слободе. Во святом Крещении они нарекли своего сына Космой1.
Отданный в научение грамоте, он прилежно изучал Священное Писание и другие душеполез­ные книги, навыкая обращать ум свой к Богу, располагая себя любить Того, Кто явился неиз­реченной любовью во всем и ко всем. От юности на Косме лежала печать особого, избранного Богом человека.
Он возрастал годами, а вместе с тем зрел разумом и особенно преуспевал добродетелью. Косма очень рано познал сладость и радость молитвы к Богу, Божией Матери, святым угод­никам Божиим. Храм Господень был первым домом его духовного жития. Детских игр, веселых занятий он не знал, но полон был страха Божия - этой высшей духовной мудрости. Отрока не по возрасту украшали смирение, кротость, уединение и безмолвие. Косма только и размышлял о том, как ему спастись в этой жизни от прелестей мира, как точнее и полнее угодить Господу Богу и стать ближе к Нему.
Сердце благочестивого отрока совсем не ле­жало к торговому делу, которым занимался его отец. Душа его стремилась к высшему, нетлен­ному и поистине блаженному богатству, сокры­тому в вере и любви к Богу. К такой подвиж­нической жизни влекли Косму светлые и благодатные примеры многих преподобных от­цов, просиявших на Святой Руси чистым своим житием и многими чудотворениями. Еще в ран­ней юности им овладела живая мысль — идти из любви к Богу тесным и скорбным путем иноческого жития, как самой прямой стезей к высшему бытию. На всю жизнь запали в его душу слова святого Евангелия: «Всяк, иже ос­тавит дом, или братию, или сестры, или отца, или матерь, или жену, или чада, или села имене Моего ради, сторицею приимет и живот вечный наследит» (Мф. 19, 29).
 
Пострижение и первые подвиги:
Живя в родительском доме, Косма уже гото­вил себя к духовной иноческой жизни. Достиг­нув 23-х лет от роду, он решил окончательно отречься от мира и от всего, что в мире. В одном из московских монастырей Косма принял ан­гельский монашеский образ с именем Корнилия и прожил там, по изволению Божию, пять лет. Ища более совершенного жития, он перешел во Флорищеву пустынь2, тогда уже известную строгостью своего устава.
Угождая единому Богу, блаженный Корнилий ревностно подражал в подвигах древним и новым устроителям монашества. Для него святы были монастырские правила и уставы. Клиросное и другие братские послушания подвижниц нес с большим прилежанием. Цель у него была одна — умертвить плотские страсти человече­ского естества и дать место духу, его бессмерт­ным силам. Монастырские богослужения стали для Корнилия лучшей духовной средой жизни, Он всегда помнил, что Господь воздаст иноку не за произнесенные, а за исполненные им обеты. Творя святую Псалтирь, преподобный с умиле­нием внимал словам Псалмопевца, по которым усердно направлял свою жизнь: «Блажен муж иже не иде на совет нечестивых,., но в законе Господни воля его и в законе Его поучится день и нощь. И будет яко древо, насажденное при исходищих вод, еже плод свой даст во время свое, и лист его не отпадет, и вся, елика аще творит, успеет» (Пс. 1, 1—3).
Но восходя от силы в силу, подвижник непрестанно ограждал себя глубоким смирением, помня слова Господа: «Егда сотворите вся повеленная вам, глаголите, яко раби неключими есмы» (Лк. 17, 10).

Козни диавола:
При виде таких подвигов блаженного Корнилия, исконный враг рода человеческого яростно вооружился на него различными искушениями и страхованиями, являясь порой даже в челове­ческом образе. Но святой, хранимый десницей Божией, «именем Господним противляхся» ему (Пс. 117, 12) и силою Честного и Животворяще­го Креста отгонял от себя полчища невидимых врагов.
Благочестивая и праведная жизнь преподоб­ного, его духовная опытность, его любящая, кроткая душа живо влекли людей, желавших получить от подвижника наставление, а то и благословение на новый образ жизни. Диавол не мог терпеть такого преуспеяния Корнилия в подвигах и начал строить новые козни, дабы удалить святого из пустыни: он внушил настоя­телю обители недоброе о нем и даже ненависть к нему, как почитаемому братией монастыря. Однако преподобный с кротостью принял гоне­ние, ибо, по слову апостола, никогда не воздавал злом за зло (Рим. 12, 17).
Новая обитель и настоятельство
Блаженному Корнилию пришлось оставить Флорищеву пустынь. Свои скорби он воспри­нимал с верою в Того, Кто ими исправлял и спасал его душу — Всеблагого Промыслителя Бога. Наставляемый и управляемый свыше, боголюбивый подвижник пришел на жительство в основанную преподобным Лукианом Богородице-Рождественскую пустынь.
Узнав о трудах и подвигах блаженного первоначальника пустыни, Корнилий проникся боль­шим почтением к его святой памяти. Он пожелал остаться в этой богоспасаемой обители, освя­щенной благочестивым житием преподобного Лукиана и захоронением его святых мощей, дабы подвизаться далее, следуя его заветам. Осиротевшая после кончины блаженного Луки­ана братия вскоре полюбила преподобного Корнилия и стала молить его принять священниче­ский сан, быть им пастырем и в то же время строителем обители. Почитая себя недостойным, он едва согласился на просьбы братии стать их игуменом, и то лишь потому, что видел в сем волю Господню.
Приходя по делам обители в Александров­скую слободу, преподобный Корнилий не остав­лял без внимания инокинь Успенского монасты­ря, основанного святым Лукианом, подавая им милостыню и утешая в скорбях. Игумения монастыря Иулитта с сестрами, подобно братии Лукиановой пустыни, тоже стала молить блаженного Корнилия быть их пастырем. Старец сначала отказался, как бы испытывая их, но, увидев искренность моления, принял в свою паству. И с того времени преподобный Корни­лий окормлял два монастыря, как и святой Лукиан. Каждую неделю он бывал у инокинь, насыщая их духовно.
В 1658 году Патриарх Никон утвердил пре­подобного Корнилия в звании строителя Луки­ановой пустыни и возложил на него управление обеими обителями, мужской и женской. В делах Успенской обители, в звании строителя ее свя­тому помогал монах Феофан из той же Лукиа­новой пустыни.

Смиренный пастырь:
Духовную власть преподобного в обоих мона­стырях видели в добром примере его жизни. Самые трудные обстоятельства правления не могли изменить прежних подвигов святого. Он еще с большим усердием исполнял монашеские правила, находя в них силу для своего церковного служения. Ревностный подвижник считал своим пастырским долгом непрестанно и тща­тельно поучать братию и сестер обителей достой­но нести благое иго Христовых заповедей.
Путь монашеского послушания принес пре­подобному Корнилию душевную чистоту. Он сподобился от Бога особых благодатных дарова­ний и отличался глубоким рассуждением, учительностью в действиях и поступках. Будто мед истекал со словами проповеди святого, которую он творил в храмах обителей, не вмещавших порой всех людей, с разных сторон приходив­ших послушать блаженного старца. Его любовь и сострадание, подобно солнцу, широко прости­рались как на иноков, так и на мирян. Удиви­тельно, что преподобный удовлетворял и успо­каивал всех, ищущих его наставлений; никто не уходил от него без умиротворения и благодатно­го утешения. И вот святой старец стал для окрестных жителей большой духовной опорой, как бы новой звездой в нощи земного странст­вия, путеводящей их к Царству Небесному. И снова воспрянули духом иноки и миряне, видя для себя второго преподобного Лукиана — бла­женного Корнилия, взявшего их под кров своих молитв.
Но святого весьма тяготила слава человече­ская, в коей он видел первый вред для души. Преподобный Корнилий, слезами омывая свою
душу, желал уничижения, подлинного смирения. Вскоре старец решил на некоторое время удалиться в уединенные места, ибо как «желает еленъ на источники водныя» (Пс. 41, 2), так и он хотел живой водой подвигов безмолвия обновить и укрепить свой дух. Но сила Божия влекла святого возвратиться к своим обителям. Со смирением принял он зов Господень вступить на прежнее поприще пастырского служения в Александровской земле. Братия, инокини и христолюбивый народ встретили блаженного старца с великой радостью, вновь обретя неоценимое для себя духовное сокровище в общении с ним.
Нам больше известно о трудах преподобного Корнилия в Успенском монастыре, но по ним можно составить представление и об образе его подвига как строителя и духовника Лукиановой пустыни. Достойный преемник преподобного Лукиана, он, по его проречению, для обеих обите­лей стал «учителем благочестивым и правед­ным», с особой отеческой любовью заботясь о своей пастве.

Восстановление общежития:
Наставляемый Богом, искусный и разумный в управлении, преподобный Корнилий всячески увещевал сестер Успенской обители возобновить расстроившееся вскоре после преставления пре­подобного Лукиана общежитие, как угодное Богу и спасительное для них. Сначала он предло­жил общежитие не всем, но, по жребию, только трем монашеским келлиям, с целью их испыта­ния. Благочестивый царь Алексий Михайлович тоже внимал устроению женской обители в Александровской слободе. Он даже повелел дать ругу (казенное жалование) насельницам, если все пойдут в общежитие. Нашлись и другие боголюбивые благодетели, которые своими вкла­дами, и очень щедрыми, способствовали лучшей организации монастыря.
Старицы было опечалились, опасаясь мяте­жа, который бывает при несогласиях в общежи­тельных обителях и от которого даже сами они незадолго до этого времени пострадали. Но бла­женный Корнилий мудро убедил сестер в пользе общежития для них. Он говорит: «Не скорбите о сем и не противьтесь царскому повелению, не будете ничем скудны. Бог вас не оставит, якоже и Христос глаголет: «Аще соберутся во имя Мое два или три, ту есмъ Аз посреде их» (Мф. 18, 20) или пророк глаголет: «Се что добро или что красно, но еже жити братии вкупе» (Пс. 132, 1). И Великий Государь вас не оставит, и благоде­тели... Послушайте, Господа ради, соберитеся вси во общее жительство и снесите все имение ваше вкупе, и Бог да будет с вами, и государская милость, и святительское благословение, и мое грешное, аще востребуете. Не утаите, Господа ради, да не постраждете, яко Анания и Сапфира». Послушались инокини своего пастыря и отца, тотчас собрали имения свои и начали все вместе жить и трудиться, славя и благодаря Бога, устрояющего спасение душ в установленных Им законах жизни.

Поучение словом и делом:
Все более и более сестер приходило в Успенскую обитель, желая спасти свою душу под руководством святого подвижника веры. Он же, зная на опыте трудность монашеской жизни, не скоро принимал их в монастырь и облекал в монашеские одежды. Новоначальных тщательно испытывал, постоянно поучал всех слову Божию. К трудным и упорным в страстях плоти и  души старец употреблял наказания, давал епитимьи, и пастырский его жезл строгость хранил общину от нестроений и греховных па­дений.
Прежде всего преподобный Корнилий учил инокинь святому послушанию как первой добродетели монаха, ибо Сам Господь «послушлив был даже до смерти» (Флп. 2, 8) и «не творил волю Свою, но волю пославшего Его Отца» (Ин. 5, 3). У Апостола Павла мы находим подобное поучение о послушании: «Повинуйтеся настав­ником вашим и покаряйтеся, тии бо бдят о душах ваших, яко слово воздати хотяще, да с радостию сие творят, а не воздыхающе, несть бо полезно вам сие» (Евр. 13, 17). Сестры Успен­ской обители повиновались своему духовному отцу, как ангелу Божию и истинному наставни­ку. Без его благословения никто ничего не де­лал. Преподобный заповедовал им повиноваться и келейной начальнице, как самому ему и на­стоятельнице. «Буди воля Божия и отече­ская», — говорили инокини, идя на послушание.
Особо обращал внимание блаженный старец на стяжание молитвы как основного делания души, о чем учил и Апостол, говоря: «Непре­станно молитеся» (1 Фес. 15, 17). Он заповедо­вал предварять молитвою все, чем бы ни зани­мался инок, и никогда не порывать с ней связи. Большим злом преподобный считал праздно­словие, которым враг часто прельщает иноков, отдаляет их от спасительного делания. Как до­брый пастырь, старец постоянно напоминал се­страм, что Бог зрит «токмо на кроткого и молча­ливого, и трепещущего словес Его» (Ис. 66, 2).
Сам преподобный Корнилий все время, сво­бодное от церковных дел и келейной молитвы, использовал для усердных занятий телесным трудом, не давая места праздности, как матери всех пороков. Он сам устраивал монастырские службы, уча сестер необходимому мастерству. Так, келарская, хлебная, квасная, житенная, швейная, красильная, сапожная и другие службы были тесно связаны с умением и трудами святого строителя. Он заботливо и внимательно обходил обитель, наблюдая, все ли благочинно на послушаниях. Сестер, нерадивых в деле, старец кротко поучал, напоминая слово Божие; успех же в трудах вразумлял приписывать не себе, но единому Богу, по слову Псалмопевца: «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему даждь славу о милости Твоей» (Пс. 113, 9).
Сугубую ревность являл святой о церкви Божией, о уставности богослужения, учил сестер церковному пению, малограмотных — чтению. Преподобный Корнилий помышлял о храме Божием как месте селения славы Господней, коему, как дому Божию, подобает велие благолепие, ибо он больше и краше всех человеческие строений. И паству свою наставлял он почитать церковь Божию, говоря: «Понеже бо в ней Ду­хом Святым породихомся, и дадеся ею живот человеком, в ней бо оставление грехов прием­лем, и причастия Пречистых и Животворящих Тайн сподобляемся, а по смерти же обретаем ею Царствие Небесное». Почитал святой и причет­ников церковных, всякую потребу для них ис­полняя. Подобно зоркому орлу следил он за поведением сестер в храме: дремлющих возбуж­дал, а бодрствующих в молитве ободрял.
Как евангельский добрый пастырь опекал и обучал преподобный Корнилий свое словесное стадо духовным наукам жизни. Рыбак искус­ный, поймав большую рыбу, не сразу влечет ее, чтобы не порвать удицу и не потерять рыбу. Так и оный богомудрый ловец душ человеческих постепенно отучал сестер от мирской жизни, от привязанности к ее прелестям и сладостям. Из бытовых вещей он повелевал иметь самое необходимое, денег казенных на руки никому из
сестер не давать, кроме клирошанок, и то немного, на утешение, немощи ради. Но самым главным преподобный считал то, чтобы сестры с радостью жили в обители, как небесной пристани, и неисходно в ней пребывали. Когда же старец видел свое стадо унывающим, милостиво отпускал их с игуменией или старшими сестрами на отдых, устраивал им прогулку, указывая тихое место в поле или близ реки, где нет людского пути, дабы утешились от нашедшей печали.

Милосердие святого:
Не замедлил преподобный устроить для сес­тер и больницу. Каждую неделю посещал он находившихся в ней, особенно же в те дни, когда сам служил святую Литургию. Больные сподоб­лялись во встрече с ним каких-то особых, обиль­ных благословений для себя, растворенных глу­боким и вдохновенным пастырским словом. Обновленные душеполезными наставлениями старца, больные чудом оживали духом и с чес­тью его провожали. Отшедших, умерших в обители блаженный Корнилий сам отпевал и погребал, а по субботам усердно поминал всех почивших инокинь.
Преподобный с большим участием творил попечение о сиротах и убогих отроковицах. Начиная с двухлетнего возраста, он собирал их в школу, что основал при монастыре, и приставлял к ним одну из мастериц-клирошанок для воспитания и первого обучения грамоте. Старец часто приходил с богомольцами в эту школу, где дети, им собранные, со старанием читали ему стихи.
Для странников и нищих святой повелевал всегда устраивать в обители трапезу, уча почи тать в них Самого Христа, сказавшего: «Алкал Я и вы дали Мне ясти, жаждал, и вы напоили Мене, странен бех, и введосте Мене» (Мф. 25, 35).

Неусыпные труды:
По молитвам преподобного Корнилия, благо­даря его неустанным заботам обе обители зна­чительно расширились и укрепились. Их бла-гоустроение он проводил на средства щедрых благотворителей из членов царской семьи, кня­зей, бояр, на вклады самого Государя.
Так в Лукиановой пустыни несколько раз возводились новые деревянные церкви вместо ветхих, а в 1680 году преподобный заложил каменный храм Богоявления с приделом вели­комученика Феодора Стратилата, строительство которого было закончено уже при его преемнике по настоятельству.
В Успенской обители при нем была обновлена Успенская церковь3, заново построены Сретен­ская церковь и больничные келлии при ней, каменные келлии и трапезная для сестер, часть каменной ограды; заложен храм великомучени­ка Феодора Стратилата над Святыми вратами. Часто бывало так, что днем работали государевы местера, а с вечера до утрени — преподобный Корнилий с сестрами, не щадя себя, во славу Божию и на благо святой обители. Приставлен­ный к строительству Иван Васильевич Гераси­мов признавался, говоря: «Отче святый, у меня днем сто человек столько не сделают, сколько ты нощию со старицами».

Ропот братии:
Однако диавол не оставляющий в покое ис­тинных угодников Божиих, вооружил на свято­го братию Лукиановой пустыни, которые нача­ли роптать. Несмотря на то, что преподобный заботился об обеих обителях, они говорили: «Не добро сие будет, что свою обитель оставил, а печется о другой; к нашей бо церкви поставлен в строители и в священники учинен, а тамо живет без святительского благословения». Так злословили преподобного Корнилия прямо при благодетелях монастыря, поносили его везде, говорили о нем самое нелепое. Но святой все терпел и переносил с кротостью, помня апо­стольское слово, что «многими скорбьми подоба­ет нам внити в Царствие Божие» (Деян. 14, 22).
Игумения Анисия, услышав о недовольстве братии Лукиановой пустыни, с двумя старица­ми поехала в Москву к Патриарху Иоасафу II (1667—1672). Она молила Первосвятителя пре­подать благословение на пребывание преподоб­ного Корнилия в Успенской обители, в связи с вопросами ее духовной жизни, да и строитель­ства в ней, что Патриарх и утвердил своей грамотой. С того времени старец не оставлял Успенской обители в запросах ее жизни, продол­жая с неослабным вниманием заботиться и о Лукиановой пустыни. Сначала преподобный жил в особо устроенной келлии, что у Святых врат Успенского монастыря, а впоследствии перешел в дом за его оградой близ стен, где жил с келейником из Лукиановой пустыни благого­вейным старцем Исихием.

Бессилие диавола:
Диавол же еще больше разъярился на препо­добного Корнилия, начал творить всякие козни: наводил страхования во сне и наяву, в образе мыши грыз его ногу, страшно бил в стоны келлии. А однажды летом, когда святой ехал из Лукиановой пустыни в Успенскую обитель, в лесу внезапно поднялась сильная буря, так что даже клобук слетел с его головы; лошадка тот­час упала под ним. В трепете преподобный ус­лышал из леса чей-то громкий голос, но никого не увидел: «О злой калугере4! Я буду с тобой непрестанно бороться, пока не побежду, потому что многие мои сосуды восхитил еси». Старец едва пришел в себя от устрашающей бури, огра­дил тотчас себя крестным знамением и долго слезно молился. Тогда все утихло, и он благопо­лучно добрался до обители, где поведал сестрам о случившемся, благодаря и славословя Бога об избавлении его от искушения диавольского.
Тогда исконный враг рода человеческого, ви­дя, что святой непобедим, воздвиг на него еще и злых людей. Случилось преподобному возвра­щаться в Успенскую обитель после ловли рыбы на озере. Вдруг выскочили из леса разбойники, схватили лошадь за узду и начали бить блажен­ного палкой. Но конь, когда ударили его, вы­рвался из их рук и унес старца снова на озеро, оставив только клобук на пути. Разбойники в ярости и злобе говорили: «Ушел из рук наших, мы ведь на то вышли, чтобы его смерти пре­дать». Много и от других злых людей пострадал святой. Так даже хотели сжечь его огнем. Он же, с помощью Божией, благодушно все перено­сил, ни во что вменяя эти козни и искушения. Печалился же и проливал многие слезы об од­ном — о спасении вверенного ему словесного стала монашествующих как в Лукиановой пус­тыни, так и в Успенском женском монастыре.

Кончина и почитание преподобного:
Более двадцати лет милостью Божией и заступлением Пресвятой Богородицы подвизался блаженный Корнилий в устроении обителей, основанных преподобным Лукианом. Труды его в развитии и укреплении местного монашества, поистине, исключительны. Живя в большом воздержании, среди неусыпных молитв и тру­дов, превозмогая многие болезни, святой достиг глубокой старости, но ревность и бодрость духа не оставляли его. Усовершившись в подвигах, он обогатился истинным сокровищем — дарами Духа Святого. Человек и призван богатеть в Бога христианскими добродетелями.
Но вот пришло время переселения преподоб­ного Корнилия в обители горние, к Отцу Небес­ному, которому он всю жизнь служил всем сердцем и душой, всей мыслью и крепостью своей. Вручив монастыри Господу Богу и Пре­чистой Его Матери, святой с молитвой предал свою честную и трудолюбивую душу в руце Божии. Тяжка и неутешна была скорбь духовных чад блаженного старца, лишившихся своего отца и наставника. Единственной их отрадой была надежда, что он будет молиться о них у Престола Вседержителя и, преставившись те­лом, неотлучно будет с ними своим духом.
Кончина преподобного иеросхимонаха Корнилия последовала 11/24 августа 1681 года. Честные мощи его погребли в склепе под алта­рем Троицкого Собора Успенского монастыря11. Память святого издавна почиталась и в распро­страненных им обителях, и местными жителя­ми: ежегодно в день преставления преподобного Корнилия у надгробия над его мощами при большом стечении народа совершалась панихи­да. Христолюбивый люд притекал к благодат­ным мощам святого старца со своими нуждами и скорбями и в другие дни. Так на одной из стен склепа вырезана надпись: «Исцеление Иоанна в День Святой Троицы. 1882 год».

Прославление и обретение мощей:
В 1984 году преподобные Лукиан и Корнилий были прославлены в Соборе Владимирских свя­тых для местного почитания в г. Александрове. В 1995 году им составлены службы, акафисты, написаны жития, иконы. В мае того же года обретены честные мощи преподобных, которые Господь сохранил от тления и поругания. Мощи преподобного Лукиана открыто почивают в Богоявленском храме Лукиановой пустыни, а мо­щи преподобного Корнилия — в Троицком соборе Успенского монастыря. Отныне, по благослове­нию архиепископа Владимирского и Суздаль­ского Евлогия, память святых угодников чтится повсеместно на Владимирской земле. Пусть же эта блаженная память преподобных Лукиана и Корнилия Александровских станет для право­славного народа Божия еще одной путеводной звездой в ночи страстного и греховного мира сего, помогающей сделать как можно более до­брого, вечного и спасительного во славу Божию, во украшение Церкви нашей, во укрепление Отечества нашего.

Примечания:
1. В синодике Успенского монастыря II пол. XVII века читаем: «В лето 7189/1681 месяца августа в 11 день преставися отец Корнилий (игумен Лукьяновой пустыни и устроитель Александровскаго Успенскаго девичьяго монастыря после о. Лукьяна). Память отца Корнилия месяца ноембрия в 1 день». 1/14 ноября Церковь совершает память святого бессребренника и чудотворца Космы Асийского, в честь которого, видимо, был наречен во Святом Крещении преподобный Корнилий.
2. Флорищева Успенская пустынь основана в 1651 году по благо-словению Патриарха Иосифа схимонахом Мефодием в Гороховецком уезде Владимирской губернии (ныне на территории Нижего­родской области).
3. В 1667 году, через 13 лет после первоначаль­ного освящения преподобным Лукианом Успенского храма, вновь дана Патриархом Иоасафом грамота на имя игумении Анисии об освящении той церкви, и Успенский храм вторично освящен преемником Лукиана преподобным Корнилием, что свидетельствует сохранившаяся на водруженном в Успенской церкви кресте следующая надпись: «Освятися сей алтарь Господа нашего Иисуса Христа во храме Пресвятыя Богородицы честнаго и славнаго Ея Успения в девиче монастыре, что в Александровской слободе, лето 7175/1667/ августа в 14 день при благоверном царе и великом князе Алексее Михайловиче всея Руси, при Патриархе Иоасафе Втором, при духовнике стро­ителе иеромонахе Корнилии, при игумении Ани­сии». — Монастыри, соборы и приходские церкви Владимирской епархии, построенные до начала XIX столения. Часть 1. глава VIII.
4. Калогер или калугер (с греч. — добрый ста­рец) — в древности так называли младшие старших монашествующих лиц; впоследствии стало приме­няться ко всем монахам.
5. На каменном надгробии над святыми мощами преподобного Корнилия вырезана следующая над­пись: «Лета 7189/1681/ августа в 11 день, на память святаго мученика и архидиакона Евпла преставися раб Божий Александровой слободы Успенского деваго монастыря духовник схииеромонах Корнилий».

24 августа (11 августа по старому стилю)


Написать отзыв
Внимание: HTML не поддерживается! Используйте обычный текст.
    Плохо           Хорошо
Зашита от спама