zakaz@derevtsov.com

+7 (930) 161-00-46

ПН-ПТ с 10:00 до 18:00

Роман Киржачский, преподобный

  • 01 января 2013 00:00:00
  • Отзывы :0
  • Просмотров: 243
  • 0

Учитель и ученик... Так составля­ется и так венчается жизнь человека и здесь, на земле, и там, в Царстве Небесном, если она от Истины и истинна.
Святые Сергий Радонежский и Роман Киржачский явили миру не просто жизнь, но Свет жизни, став Его вечными светочами.
Более половины столетия про­текло после печального прощания русских  людей  с   «солнцем  Русской земли», благоверным князем Алек­сандром Невским. Буйные князья сводили друг с другом самоубий­ственные счеты, обескровливая и обессиливая Русь до тех пор, пока на великокняжеском столе не оказался Иоанн Данилович, прозванный в на­роде за щедрую милостыню Калитой. При нем укрепилось и возросло Московское княжество, успокоилась Русь, «и наступила давно не испытан­ная тишина в Русской земле».
В тот период молчаливого соби­рания народных сил новое солнце тихо восходило на духовном небоск­лоне нашего Отечества. В глухих дебрях Радонежских лесов, на горе Маковец,   преподобный  Сергий строил обитель во имя Пресвятой Троицы. Много сил, терпения и мужества требовалось для того, чтобы в лесной пустыни загорелся светиль­ник православной веры. Молва о но­вом пустынножителе и его обители скоро распространилась по Руси, привлекая к нему любителей уеди­ненного монашеского жития. Одним из близких учеников преподобного Сергия был монах Роман.
Преподобный Роман родился в первой четверти XIV века. Мы не имеем точных сведений о месте и времени его рождения, но церковное предание сохранило память о том, что с юных лет сердце отрока загоре­лось любовью ко Христу и стремле­нием к монашеству. Его светлую душу влекло молчаливое служение Богу в смиренной тишине удален­ного монастыря. Мутное кипение мирской суеты тяготило ее. Услы­шав о дивном Радонежском пустын­нике, Роман отправился в его обитель, поступил в число братии Троицкого монастыря и всецело предал свою волю в духовное руковод­ство преподобного Сергия, став преданным и послушным учеником.
Преподобный Сергий с любовью принял Романа, предложив ему, по обычаю, срубить для себя келью. Проста и скудна была жизнь пустынников. Зачастую не хватало свечей и вина для богослужения. Братия слу­жили при свете березовых или сосновых лучин. Богослужебные книги, по   свидетельству   преподобного Иосифа Волоцкого, писались тогда в обители на бересте из-за недостатка средств. Случалось, что насельникам пустыни вместе с игуменом приходи­лось по несколько дней ничего не вкушать, поскольку устав обители запрещал собирать милостыню по окрестным селениям.   Слабейшие роптали на своего преподобного авву, но он мудро увещевал их преда­вать себя терпению, как учителю жизни. По молитве святого игумена Сергия Господь скоро посылал щедрых жертвователей в монастырь, где бедность была истинным духовным сокровищем.
Вместе со всеми смиренно пере­носил Роман холод, скудость и неустройство северной пустыни. Ее суровые условия закаляли волю, укре­пляли и воспламеняли в юном по­движнике веру в Промысл Божий,
углубляли доверие к своему духовному отцу.
По уставу монастыря Роман, по­ступив в число братии, должен был пройти жесткий искус новоначаль­ного. Тому, кто хотел принять иноческий постриг, игумен выдавал длин­ную одежду из черного сукна. Вместе со всеми ученик проходил ряд послу­шаний и только после испытания его твердости постригался.
По всей вероятности, во второй половине XIV века, 1 октября, в день празднования Покрова Пресвятой Богородицы и памяти преподобного Романа Сладкопевца, ученик вели­кого Сергия принял монашеский по­стриг в честь святого Сладкопевца. Не исключено, что выбор святого покровителя объяснялся музыкаль­ными способностями Романа. После принятия ангольского чина для новоначального подвижника пост и мо­литвенное делание стали правилом всей его последующей жизни.
Как большинство русских обите­лей XIV века, Сергиева пустынь пер­воначально была своекоштной, или особножитной. Игумен был общим руководителем для всей братии, монахи вместе молились, собираясь в церкви, но в отношении пищи, одежды, жилья они были совершенно само­стоятельны. С укреплением и расши­рением Сергиевского монастыря ум­ножилось число его насельников. По­степенно вокруг него образовалась монастырская слобода, рядом с мона­стырем пролегла дорога из Москвы в северные русские города.
Изменение положения обители заставляло игумена Сергия серьезно задумываться над изменением, устава монастырской жизни. Сердце препо­добного особенно склонялось к древ­ней практике строгого общинного жития, где монахи не имеют в лич­ном пользовании никаких вещей, тем более, денег. Братия тесно связаны друг с другом цепью общих послу­шаний, составляя единый живой организм. В идеале общежительный монастырь возрождал структуру древнехристианской церкви, где у «множества уверовавших было одно сердце и одна душа, и никто ничего из имения не называл своим, но все у них было общее».
По благословению святителя Мо­сковского Алексия, после получения письменного пожелания константи­нопольского патриарха Филофея, в 1354 году, преподобный Сергий ввел в монастыре общежительный устав. Строгость восточного устава вызвала недовольный ропот многих братий. Некоторые тайком уходили из обители. В то же время вернулся
из Москвы старший брат преподоб­ного Сергия, Стефан. Ропот несо­гласных нашел у него поддержку тем более, что Стефана внезапно охва­тила мысль о своем первоначалии в обители.
Однажды в субботу, во время вечерней службы, когда преподобный Сергий в алтаре облачался, его брат стоял на левом клиросе. Заметив, что канонарх взял в руки книгу, Сте­фан сурово обратился к нему: «Кто дал тебе эту книгу? — Игумен дал ее мне, — смиренно ответил канонарх.— Кто игумен на этом ме­сте? — с гневом возразил ему Стефан. — Не я ли первый пришел на это место?» Раздраженный Стефан продолжил свою речь словами, которые агиограф Епифаний Премудрый, не решился воспроизвести. Преподоб­ный Сергий слышал из алтаря вспыльчивую речь брата, но спо­койно провел службу, ничем не пока­зывая своего огорчения. После окон­чания богослужения, не желая да­вать повод к соблазну, игумен Сергий тайно оставил монастырь.
Житие преподобного Сергия XV века, написанное Епифанием Премудрым и пересмотренное Пахомием Логофетом, повествует о том, что преподобный вышел из монастыря совершенно один. Однако источник XVII—XVIII века «Книга, глаголе­мая описание о российских святых» утверждает, что преподобный Сер­гий, уходя, взял с собой ученика своего Романа.
Позднее свидетельство подкреп­ляется устойчивым устным преда­нием, согласно которому Сергий оставил обитель вдвоем с преданным
учеником Романом. После длитель­ного перехода, пройдя около двадцати километров, игумен и его уче­ник сильно утомились. Роман почув­ствовал жажду и. не в силах долее терпеть, обратился к преподобному с просьбой помолится Богу, чтобы Господь извел из близлежащей горы воду, как некогда Он извел воду из скалы по молитве пророка Божия Моисея. Видя горячую веру ученика, за послушание ему, преподобный Сергий взмолился ко Господу и уда­рил посохом по склону горы, из кото­рой немедленно забил холодный источник целительной воды. Так воз­ник знаменитый Гремячий ключ.
Покинув Троицкий монастырь, преподобный Сергий пришел к своему другу, игумену Махрищской обители Стефану, и попросил дать
ему одного из братии в проводники по окрестным местам, дабы поста­вить новый монастырь. Преподоб­ный Стефан избрал для своего друга и собеседника монаха Симона. Долго искали черноризцы, но нигде не успокаивалось сердце преподобного Сергия. Дойдя до берега быстро-струйной реки Киржач, путники увидели высокий живописный холм, склоны которого покрывала пуши­стая зелень. Высокие вязы рядами спускались к прозрачным струям Киржача. Преподобный узнал духом место, которое искала его душа. Здесь и начал он строить новую обитель во имя Благовещения Пресвя­той Богородицы, которая посетила впоследствии игумена Сергия в келье незадолго до его блаженной кон­чины.
В осиротевшем Троицком мона­стыре царило всевозрастающее смятение: насельники повсюду пытались отыскать своего первоигумена и старца. Один из них, зная о дружбе преподобных Сергия и Стефана, что на Махре, зашел в монастырь по­следнего и нечаянно узнал о место­пребывании Троицкого игумена. От радости брат поспешил вернуться в свой монастырь, чтобы утешить остальных.
После  того  как   обнаружилось новое место подвигов аввы Сергия, к нему стали потихоньку переходить его ученики. Вначале подготовили кельи для жилья, затем пришло время для строительства самой церк­ви. Нет сомнений, что одним из вер­ных помощников преподобного Сер­гия в устроении Киржачской обители был смиренный монах Роман, став­ший ее наследным игуменом, незави­симо от того, пришел ли он вместе с учителем, либо ушел вслед за ним.
Создание нового храма требовало благословения московского иерарха. Получив его от митрополита Алек­сия, преподобный Сергий принялся за строительство церкви. Особенное впечатление производит молитва преподобного, которую он пролил тогда к Богу, Вечному Содетелю неба и земли: «Господи Боже мой, в древности уверивший Иоиля многими велики­ми чудесами, и законодавца Своего Моисея известивший многими и великими знамениями, показавший Ге­деону руном образ победы, Сам ныне, Владыко Вседетель, услышь ме­ня, грешного раба Своего, моляще­гося Тебе! Приими молитву мою и благослови место сие, которое благоизволил создать в Славу Твою, в похвалу же и честь Пречистой Твоей Матери, Честного Ее Благовещения. Да и здесь всегда славится Имя Твое, Отца и Сына и Снятого Духа!» При­звав Божие благословение, начали рубить церковь.
Ни много, ни мало, около четы­рех лет строилась Богородицкая оби­тель. Многие братия тотчас по веле­нию сердца перешли в нее из Троиц­кого монастыря. Оставшиеся скорбели, лишившись мудрого духовного руководства, и соборно решили на­стоятельно просить святителя Алек­сия вернуть игумена Сергия в мона­стырь на Маковце. Известно, что старец-митрополит глубоко чтил преподобного. Сожалея о разорении Сергиевской обители, он с радостью откликнулся на мольбы монахов. Це­лое посольство из двух архимандритов святитель отправил в Благове­щенский монастырь для возвраще­ния в обитель Святой Троицы ее пер­воначальника. Вместо себя митропо­лит Алексий просил преподобного оставить в Киржачском монастыре самого искусного и верного из своих учеников, которым и стал блажен­ный Роман.
Послушно исполняя волю святого старца, игумен Сергий вначале пред­ложил настоятельство в обители на Киржаче близкому ему Исаакию. Но Исаакий более всего возлюбил без­молвное житие — непрестанное мо­литвенное общение с Богом и умолил своего учителя благословить его на более сродный ему подвиг безмол­вия. Усмотрев в стремлении Исаакия волю Божию, преподобный Сергий благословил на игуменство и управ­ление Киржачским монастырем Романа, с которым он пришел на место сие. Кротко ответил любимому авве согласием на большое и трудное по­слушание этот избранный ученик и отправился в Москву за утвержде­нием в нем. Святитель Алексий рукоположил Романа во иеромонаха и да­ровал ему сан игумена Благовещен­ского Киржачского монастыря. Годом основания обители принято счи­тать 1358-й. Так же, как в Троиц­кой обители, в Киржачском монас­тыре вскоре был установлен обще­жительный устав. Благовещенский монастырь с самого своего основа­ния до упразднения в 1764 году оста­вался сродным Троице-Сергиевой обители. Согласно мнению церков­ных историков, преподобный Роман вошел в летопись Киржачского мо­настыря как его первый игумен.
Воспитанный великим аввой Сер­гием на творениях святых отцов Церкви, преподобный Роман особо поощрял  книжные занятия своей братии, которые приобщали ее к высшим знаниям духовной науки. В обители много читали, тщательно переписывали богослужебные книги и   свято-отеческие   труды. Об этом свидетельствуют дошедшие до нас рукописные книги Киржачского монастыря XIV века: Жития святых, Лествица   преподобного   Иоанна, Апокалипсис с толкованием святого Андрея Кесарийского и Требник с последованием пострижения в мона­шеский чин.
Киржачский  игумен  прошел опытно школу пустынножития, где внешний подвиг строгого поста и ни­щеты сочетался с глубокой внутрен­ней молитвой и пламенной верой в помощь Божию. Некогда он имел драгоценную возможность видеть, как его духовный отец, преподобный Сергий, в собственной жизни вопло­щал вечные заветы. Подвижник живо старался во всем подражать дорогому старцу, усваивая его редкую сердечную кротость, удивительное смирение, молитвенность, нескон­чаемое терпение чужих немощей. Высокая внутренняя жизнь ученика аввы Сергия сделала его духоносным учителем, к коему потекли люди за советом и молитвенной помощью, глубоко веруя, что Господь скоро слышит прошения Своих верных рабов. вопиющих к Нему.
Далеко от шумной Москвы стоял тихий Благовещенский монастырь,
но и в нем невозможно было отстраниться от событий, которые взвол­новали Русь. В 1378 году Москва с плачем проводила в последний путь великого святителя и чудотворца Алексия. Спустя два года темная туча нависла над Русской землей: хан Мамай с огромными полчищами выступил против Московского княже­ства. Великий князь Димитрий Иоаннович, спешно собрав войско, перед страшным походом испросил благо­словение на битву у крестного отца своих детей, преподобного игумена Сергия. 8 сентября 1380 года состо­ялась кровавая сеча на Куликовом поле. Вместе с отцами Троицкой оби­тели со слезами молились о победе русского христолюбивого воинства и братия Благовещенского Киржачского монастыря. В 1389 году после тяжелой болезни вследствие непо­мерных нагрузок окончил свою жизнь благоверный князь Димитрий Иоаннович, прозванный после вели­кой победы Донским. Преподобный Сергий со многими молитвами простился с ним в Архангельском соборе Московского Кремля. Эта потеря глубоко опечалила всех русских лю­дей во главе с их духовными настав­никами.
Насельники   Благовещенского Киржачского монастыря по молит­вам своего игумена постепенно про­ходили нелегкие ступени монашес­кого искуса. Терпение, любовь и дар рассуждения помогали преподоб­ному Роману ограждать учеников от излишней горячности и пробуждать их от холодной рассеянности. Сама внешность преподобного отражала глубокий духовный мир его внутрен­ней жизни.
Много горестных и радостных со­бытий протекло перед взором сми­ренного игумена Романа. Его ясная душа просила мира и упокоения в Бо­ге. В день Благовещения Пресвятой Богородицы великий Троицкий игу­мен Сергий был чудесно извещен Самой Царицей Небесной о своей близкой кончине. Это побудило его вскоре передать в управление свой монастырь преподобному Никону, дабы в безмолвии предстать уже пред самим Господом. Несомненно, преподобному Роману стало известно об этом дивном событии от своего старца-игумена. Но сам он скончался в мире прежде своего учителя, на па­мять святого мученика Каллиника, 29 июля 1392 года.
Братия Благовещенской обители со многими молитвами и слезами погребли старца под диаконником мо­настырского храма, выстроенного трудами его великого аввы, преподобного Сергия, со своими предан­ными учениками.
Прошли века, но почитание Киржачского игумена не угасло с его кончиной. Над местом его погребе­ния иноки поставили раку, а затем и резную сень над ней. Написали икону преподобного Романа. Перед ракой преподобного горели неугасимые лампады. На ее боковых стенах вы­чеканили тропарь и кондак в его честь. Чередные иеромонахи и свя­щенники неопустительно служили на гробнице подвижника панихиды по усердным просьбам почитателей преподобного Романа. В день его па­мяти совершали по чину заупокойную литургию. В притворе усы­пальницы первоигумена монастыря стояла чаша с водой из колодца, по преданию, ископанного самим пре­подобным Сергием Радонежским при основании обители.
На Святых вратах при входе в мо­настырь долгое время паломников извещала надпись о том что «Киржачский  Благовещенский  мона­стырь основал в XIV веке, от 1354 до 1358 года, преподобный Сергий, игумен Свято-Троицкого монасты­ря, по благословению митрополита Алексия, московского чудотворца, по основании сего паки возвратился в Свято-Троицкий монастырь, по увещанию и умолению двух архимандри­тов, посланных святителем Алекси­ем; вместо себя же оставил в Киржачском монастыре настоятелем первого ученика своего, преподоб­ного иеромонаха Романа, которого мощи здесь находятся под спудом. В память его, по усердию народа от­правляемы бывают панихиды, а на гробнице вычеканены ему тропарь и кондак».
Примечательно, что в рукопис­ных святцах XVII—XVIII веков первый Киржачский игумен именуется преподобным и чудотворцем. По­жары монастыря, уничтожившие большую часть архива, могли погу­бить и записи о чудесах преподоб­ного Романа, которые дали повод называть его даже чудотворцем.
Иерей Александр Ляннов, служа­щий в городе Мстеры Владимирской области, передал рассказ своей бабушки, Якушевой Анны Ивановны, слышанный им от нее в середине 1980-х годов. В конце 1920-х годов Анна Ивановна жила в деревне Ратьково Киржачского района. У одной из жительниц Ратьково маленькая дочь была тяжело больна и с рожде­ния не могла ходить. Около 1928 го­да, незадолго до закрытия Благове­щенского собора, в день памяти пре­подобного Романа (29 июля) мать по обыкновению решила пойти с доч­кой в церковь, глубоко почитая пре­подобного. Она посадила больного ребенка на плечи и пешком отпра­вилась в город. Боясь опоздать на Божественную Литургию, женщина вышла рано и пришла задолго до на­чала богослужения. Утомившись от дороги, мать с больной девочкой на руках присела отдохнуть на ступенях Благовещенского храма. От реки поднимался голубой туман и мягко окутывал монастырские церкви. Уставший ребенок попросил у ма­тери попить. Неожиданно к ним подошел благообразный старец в мо­нашеской одежде и предложил де­вочке кринку с молоком. Малышка сделала несколько глотков и, побла­годарив, вернула недопитое молоко доброму дедушке. Спустя несколько минут ребенок вновь обратился к ма­тери: «Мама, мне стало так хорошо, еще бы попить!» Оставив дочку на ступенях храма, женщина бросилась догонять старенького монаха, но нигде не смогла его найти.
Вернувшись, мать взяла девочку па руки и поднялась в Благовещен­ский собор. Она со слезами моли­лась, исповедалась и причастилась. Малышка сидела подле на скамеечке и с любопытством рассматривала церковь. На стене она заметила знакомое изображение доброго старца, напоившего ее молоком, и показала его матери. Им оказался преподоб­ный Роман, Киржачский игумен. По­сле окончания богослужения больная малютка настолько лучше себя почувствовала, что смогла весь об­ратный путь из Киржача в Ратьково пройти своими ножками. После чудесного исцеления девочка всегда с ранней весны до поздней осени неиз­менно ходила босиком, вызывая шутки и насмешки окружающих.
В 1928 году Благовещенский со­бор закрыли. В годы Великой Отече­ственной войны в подклете храма располагалась керосиновая лавка, где всегда выстраивались большие очереди. Однажды люди, стоявшие за керосином, увидели на крыше собора старого монаха, одетого в ман­тию. С кадилом в руках старец обхо­дил крышу и со всех сторон кадил го­род Киржач. По молитвенному заступничеству святого покровителя город Киржач остался в стороне от военных действий.
В 1990-1991 годах вновь Божиим Промыслом ожил бывший Киржачский монастырь: Благовещенский собор открыли для богослужения как приходскую церковь, и приход сделал первые шаги по восстановле­нию монастырских храмов.
В 1992 году в Благовещенском приходе готовились к торжествен­ному празднованию 600-летия со дня кончины преподобного Сергия Радо­нежского, основателя Киржачского монастыря. Накануне   торжеств епископ Владимирский и Суздальский Евлогий посетил храм, чтобы посмотреть, как проходила подго­товка к празднику. Проходя по территории бывшего монастыря. Вла­дыка обратил внимание на неакку­ратную насыпь из гальки близ гуль­бища Благовещенского собора и попросил разровнять ее. Через два дня вызвали тракториста. Сняв верхний слой гальки,  он  наткнулся  на осколочно-фугасную мину. Потрясенные прихожане вызвали бригаду саперов. Мина оказалась боеспособной и при взрыве разрушила бы собор, могли пострадать люди. Так строитель Киржачского монастыря, преподобный Сергий, и его первый игумен, преподобный Роман, чудесно сохра­нили свою обитель и предотвратили несчастье.
По благословению архиепископа Владимирского и Суздальского Евлогия разоренные приходские хра­мы во имя Всемилостивого Спаса и Благовещения Пресвятой Богоро­дицы в 1995 году вновь обращены в обитель, но на сей раз уже в женскую. Удивительно, что Благовещенский монастырь был открыт 4 июля, перед всенощным бдением в канун памяти преподобного Сергия Радонежского, с которым соединя­ется вся история обители. Первые насельницы поступили сюда из Алек­сандровского Свято-Успенского женского монастыря. Впереди их ожидали большие трудности по вос­становлению древнего монастыря: здания не отапливались, в них помимо холода царила сырость. За мо­литвы святого покровителя, препо­добного Романа , ни одна из сестер не заболела.
В мае 1997 года в Благовещенскую женскую обитель поступила послушница Людмила Трубина. Нa второй день после приезда в монастырь у молоденькой, совершенно здоровой девушки опухли до колен и начали болеть ноги. Ей пришлось сменить обувь. Людмила не могла стоять и с трудом передвигалась. Боль в ногах была настолько мучительна, что послушница не могла удержаться от слез, унывала. Услы­шав об исцелении девочки из Ратьково, вечером она решила прочесть Акафист преподобному Роману над местом его погребения. На следу­ющий день боль неожиданно утихла. Обрадованная девушка еще раз прочла Акафист первоигумену Киржачского монастыря, благодаря его за облегчение в болезни, после чего получила совершенное исцеление.
В 1996 году известным историком С. А. Беляевым были начаты боль­шие археологические работы в усы­пальнице преподобного Романа. В центре   часовни,   на   глубине   около двух метров от древнего пола, были обретены святые мощи преподоб­ного Романа, чудесным образом со­хранившиеся, несмотря на все перипетии истории, и не потревоженные всевозможными работами на этом месте. Это событие пришлось на 12 ноября 1996 года, день празднования иконы Божией Матери Милостивой и памяти святителя Иоанна Милости­вого.
Вопрос о почитании преподоб­ного Романа тесно связан с историей установления памяти Собора Радо­нежских святых, которая восходит к середине XVII века, когда было осоз­нано значение преподобного Сер­гия как всероссийского святого и печальника Русской земли. Именно тогда уже были составлены первые списки учеников преподобного Сер­гия Радонежского.
По благословению святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена в 1981 году было установ­лено празднование Собора Радонежских святых на следующий день после праздника в честь Обрете­ния мощей преподобного Сергия, 6 июля; в 1982 году, в день празднова­ния Владимирской иконы Богомате­ри, 23 июня, установили память Собора Владимирских святых. В чи­сле святых, в земле Владимирской и Радонежской просиявших, был про­славлен и ученик преподобного Сер­гия, преподобный Роман, игумен Киржачский.
Благовещенская Киржачская обитель, управляемая после препо­добного Романа многочисленными настоятелями и строителями, нахо­дилась в ведении Троице-Сергиевого монастыря.
Из почтения к памяти основателя обители, преподобного Сергия Радо­нежского, его близкого ученика и сподвижника, преподобного Романа Киржачского, многие князья и бояре вносили крупные вклады в Благовещенский монастырь. Монастырские крестьяне освобождались от пошлин, разрешались рыбные ловли, оказывались и иные льготы. Дер­жавные князья, российские госу­дари, именитые боярские фамилии оказывали внимание монастырю, но наибольшее попечение о нем имели бояре Милославские, фамильная усыпальница которых была устроена под церковью Всемилости­вого Спаса. Известный царский изограф Симон Федоров Ушаков в 1659 году написал для монастыря образ Господа Иисуса Христа с предстоящими преподобными Сергием и Ни­коном.
Во все время своего существова­ния Киржачская обитель имела достаточные средства, а потому могла оказывать значительную    помощь больным и неимущим.
В числе многих русских монасты­рей, в 1764 году Благовещенскую обитель упразднили и обратили в приходскую церковь. Имущество передали в Троице-Сергиеву лавру, а братство было разослано по другим монастырям.
В   середине   XIX   века   семья   Соловьевых, жителей города Киржача, приняла на себя особое попечение о бывших монастырских храмах, отре­монтировав их и обновив настенную живопись.
Главный храм обители во имя Благовещения IIpecвятой Богородицы построен в конце XV - начале XVI века по подобию Троицкого собора монастыря преподобного Сер­гия. В его подклете некогда был придел в честь равноапостольных царей Константина и Елены. Вторую церковь XVI века посвятили преподобному Сергию Радонежско­му, устроителю святой обители на Киржаче. Храм во имя Происхождения Честных Древ Креста Господня и Всемилостивого Спаса выстроен в 1656 году Иоанном Андреевичем Милославским,  впоследствии его подклет стал родовой усыпальницей Милославских. Последняя церковь была устроена на территории мона­стыря братьями Соловьевыми на ме­сте погребения своих родителей в XIX веке и посвящена Всем свя­тым.
После Октябрьской революции, около 1928 года, надолго прервалась литургическая жизнь некогда слав­ной древней обители, храмы закры­ли. В 1932-34 годах был взорван и полностью разрушен храм во имя преподобного Сергия. Семь десяти­летий царило запустение на святой земле, но милостью Божией, спустя 605 лет после блаженной кончины смиренного ученика аввы Сергия, преподобного Романа Киржачского, в Благовещенском  монастыре  ныне торжественно прославляют    память его светлого имени.

11 августа (29 июля по старому стилю)

 
 
Оставить отзыв  ↓
 
Ещё никто не оставил отзывов.